Религия есть опиум для народа

2019-06-08
В романе Ильфа и Петрова «12 стульев» Остап Бендер спрашивает у отца Федора: «Почём опиум для народа?». Принято думать, что главный герой цитирует Ленина.


А Ленин в статье «Социализм и религия» (газета «Новая Жизнь» № 28, 3 декабря 1905 г.) повторил фразу Маркса буквально:

Религия есть один из видов духовного гнёта, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п. Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живёт чужим трудом, религия учит благотворительности в земной жизни, предлагая им очень дешёвое оправдание для всего их эксплуататорского существования и продавая по сходной цене билеты на небесное благополучие. Религия есть опиум народа. Религия — род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь.

Фразу, ставшую афоризмом, впервые употребил Карл Маркс, сформулировав ее так: «Религия есть опиум народа». Но и Маркс позаимствовал эту мысль у Чарльза Кингсли… который был англиканским священником и в то же время одним из основоположником христианского социализма, служил на сельском приходе и покровительствовал рабочим ассоциациям.
Чарльз Кингсли (1819 — 1875) – английский писатель и проповедник, написавший также знаменитый роман «Ипатия» про Гипатию Александрийскую и её эпоху борьбы церковного христианства с языческой философией.
А вот и его фраза, откуда пошло расхожее выражение.
Мы использовали Библию, как будто это справочник констебля или как дозу опиума, успокаивающего перегруженное вьючное животное – чтобы поддерживать порядок среди бедных.
Однако не всё так просто. Ещё до него известный французский вольнодумец Ж.Ж. Руссо уже использовал эту мысль:
Набожность…есть опиум для души; она бодрит, оживляет и поддерживает, когда принимается помалу; в слишком сильных дозах усыпляет, или приводит к безумию, или убивает
(Руссо, Ж.-Ж. Юлия, или Новая Элоиза. Часть 6. Письмо 8. Русский перевод П. Немчиновой: Руссо, Ж.-Ж. Юлия, или Новая Элоиза. — М., 1968. — (Библиотека всемирной литературы; Т. 58). — С. 658))».
Однако и это не всё.

 

Читайте также:  Азбука православного революционера

В романе де Сада «Жюльетта» главная героиня использует метафору «опиум» в разговоре с королём Фердинандом, критикуя его политику по отношению к подданным. Здесь, однако, метафора «опиум» относится не к религии, а ко лжи, к которой прибегает правящая верхушка, чтобы отвлечь народ от причин его бедственного положения:

Хотя Природа благоволит к вашим подданным, они живут в страшной нужде. Но не по своей лени, а по причине вашей политики, которая держит людей в зависимости и преграждает им путь к богатству; таким образом, от их болезней нет лекарств, и политическая система находится не в лучшем положении, чем гражданское правительство, ибо черпает силу в собственной слабости. Вы боитесь, Фердинанд, что люди узнают правду, ту правду, которую я говорю вам в лицо, поэтому вы изгоняете искусства и таланты из своего королевства. Вы страшитесь проницательности гения, поэтому поощряете невежество. Вы кормите народ опиумом, чтобы, одурманенный, он не чувствовал своих бед, виновником которых являетесь вы сами. Вот почему там, где вы царствуете, нет заведений, которые могли бы дать отечеству великих людей; знания не вознаграждаются, а коль скоро в мудрости нет ни чести, ни выгоды, никто не стремится к ней.

Таким образом, подлинное начало этой мысли и такого оборота речи нам скорее всего не известно, оно уходит в века, как минимум эпохи Просвещения.

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *