Отказ от исповеди

2018-03-25

Противопоставление религии и секулярной веры особенно характерно для эпохи Возрождения и в Новое время. В русской культуре это проявило себя заметно с 18-го века, но сформировалось в веке 19-ом в социалистических движениях.

Дух и идеи миссионерского аскетизма проникали и даже формировали новую квази-религию революционного социализма. Это приводило к резкому порой противопоставлению с официальной церковностью, являвшейся частью системы, с которой и боролись идеалисты в царской империи.

Один из таких сюжетов передан картиной Репина «Отказ от исповеди».
В 1886 г. И. Репин дарит свою работу «Отказ от исповеди» Н. Минскому, автору драмы «Последняя исповедь».

Идея сюжета представленной картины пришла к Илье Репину случайно – ему попалось на глаза стихотворение в запрещённом журнале «Народная воля», которое носило название «Последняя исповедь». В произведении Н.М. Минского (Виленкина) рассказывалось о революционере, который отказывается покаяться перед лицом священника, готового отпустить ему грехи. Приговорённый к смерти считает себя правым, поэтому не нуждается в покаянии.

Само стихотворение, где выражена религиозная напряжённость идеи борьбы за идеалы светлого будущего, как их понимали себе люди того времени. Но нельзя не увидеть христианский пафос мученичества в таком взгляде.

Из стихотворения Минской Н.М. «Последняя исповедь» 1879 г.

Священник.

Во имя
Отца и сына и святого духа,
Аминь!

Молчание.

Очнись, мой сын! Великий миг
Приблизился…

Молчание.

Мне краткие мгновенья
Беседовать позволено с тобой:
Не трать, мой сын, мгновений дорогих!

Молчание.

На страшный путь ты должен запастись
Спокойствием и бодростью… Я мир
Душе твоей несу…

……

Приговорённый.

Прости, господь, что бедных и голодных
Я горячо, как братьев, полюбил…
Прости, господь, что вечное добро
Я не считал несбыточною сказкой.
Прости, господь, что я добру служил
Не языком одним медоточивым,
Но весь — умом, и сердцем, и руками…
Прости, господь, что родине несчастной
И в смертный час я верен остаюсь,
Что я, рабом родившись меж рабами,
Среди рабов — свободный умираю.
Прости, господь, что я к врагам народным
Всю жизнь пылал священною враждой,
Что я друзьям не изменял в несчастье,
Что вырывал из хищных лап злодеев
Невинные истерзанные жертвы;
Что гадине смертельно-ядовитой
Я притуплял отравленные зубы;
Что я смутил безумным воплем мести
Развратный пир прожорливых святош,
Что я убийц казнил за их убийства…

Как тут не вспомнить о евангельском «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» — Ин. 15:13.

Читайте также:  Русская революция и христианство

Какими бы не были идеи «религиозных» социалистов, может они и заблуждались относительно понимания социума и методов достижения счастья народного, но мотивы и помыслы многих из них были чисты. Это были классические подвижники русской аскезы.

Проект «Светское Православие».

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *