О религиозности

2018-01-19

Почти всю свою сознательную жизнь я был идейным, ярым антиклерикалом. Любая обрядность была для меня источником раздражения, а претензии религий на сколь-нибудь заметную роль в жизни общества представлялись мне совершенно возмутительными. Ближе к сорока, наблюдая за тем, как складываются судьбы окружающих меня людей, я начал сомневаться в уместности такого радикализма.

Но полностью пересмотреть эту свою позицию меня заставили события последних лет, когда вполне вменяемые люди, массово утрачивая критичность восприятия, внезапно начали говорить ужасные вещи и совершать отвратительные поступки. Пропаганда, пафосная и откровенно нелепая, стала вдруг находить живейший отклик даже в самых искушённых умах, формируя в жертвах зависимость, подобную наркотической. Интеллект, образование и эрудиция не просто оказались беспомощны против этой интервенции, но, напротив, стали факторами, способствующими укоренению, рационализации и дальнейшему развитию внедрённых пропагандой идей. Женщины и мужчины, умные и не очень, безграмотные и остепенённые – все категории населения в равной мере пополнили своими представителями колонны марширующих за чёртовым дудочником в пропасть. За одним занятным исключением: глядя на тех, кто оказался иммунен к этой эпидемии, я обнаруживаю среди них непропорционально много искренне религиозных людей традиционных вероисповеданий.

Религиозность — качество индивида или группы, проявляющееся в вере и поклонении священному и/или сверхъестественному на уровне сознания, поведения и отношений как в религиозных, так и нерелигиозной сферах.

Причины данного явления видятся мне следующими.

Современный индивид массового общества обладает опасной уязвимостью в экзистенциальной сфере; этой уязвимостью успешно пользуется пропаганда, как политическая, так и иного рода. Интеллект, образование, эрудиция, профессия и многие другие особенности индивида в современной культуре не связаны с вопросами смысла существования и потому не являются факторами сопротивляемости пропаганде.

Читайте также:  Обывательское празднование Пасхи

Высокая связность информационного пространства и особенности современной медиа-среды становятся предпосылками для возникновения своеобразных цепных реакций – лавинообразного распространения сообщений пропагандистского толка, при котором множество инфицированных сами становится эффективным распространителем инфекции. В итоге в информационном пузыре медиа-среды формируется такая запредельная концентрация эмоционально насыщенной и ценностно важной информации, что в истинность её постепенно начинают верить даже те, кто лично её придумывает.

Лучше свои привитые и стерилизованные, чем чужие и заразные.

Наличие упомянутой уязвимости и практики лавинообразного распространения пропаганды приводят к возникновению и росту сообществ «светского сектантства», как в сфере политической, так и вне её (от веганов и праноедов до разнообразных конспирологов), и к тенденциям к радикализации этих сообществ, вплоть до жажды физической агрессии в отношении оппонентов.

Эффективным, доступным и исторически апробированным способом блокирования данной уязвимости являются традиционные религиозные системы, которые, успешно конкурируя в экзистенциальной сфере с характерным для массового общества «светским сектантством», способны оказывать на общество стабилизирующее влияние.

Исходя из сказанного, мне видятся вполне понятными и ожидаемыми действия противника, направленные на разрушение традиционных религиозных систем в стране-мишени, минимизацию их влияния на общество или хотя бы на вовлечение их в конфликт в качестве одной из сторон.

Автор: Борис Яворский.

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *