Литература, возрождение, возрождатели

2010-03-16

Если интересоваться «национальным возрождением в литературе», то увидишь, что правильная и поцреотская общественность обычно делает какое-нибудь убожество. Сейчас возрождающих премий — десятки, и десятки, каждый месяц Русь возрождается по два, а то и по три раза, различные вурдалаки, уверенные, что они-то и вправду любят именно Россию, награждают других, столь же уверенных вурдалаков. Пример — хоть тот же невыпестованный союз писателей, которые, между тем тоже все возрождают, да возрождают, кавалеры и орденоносцы, поголовно гении. между тем, орденоносцем там может стать любой обыкновенный урод при минимуме усилий.

Эти люди уверены, что они что-то возрождают . Они кавалеры и орденоносцы. Кроме того потомственные дворяне и князья Рюриковичи. Один из них, кстати, не так давно писал президенту, чтобы тот отдал ему Кремль и Россию, как царскому потомку, чтобы он со своими дворянскими, благородными друзьями навел кругом возрождение и всякие радости. У него есть даже родословная, которую он сам составил — от Адама, до Иисуса Христа, затем, каким-то образом до Мономаха и вскоре уже до него самого.

Я уверен, повстречайся на такой возрожденческом конкурсе Белый и Надсон, победил бы Надсон. Повстречайся Блок и Евтушенко, победил бы, конечно же, Евтушенко. Платонов и Поляков — разумеется, Поляков.

Дабы понять, кто же это такие вурдалаки, беспрерывно нас возрождающие, предлагаю хоть почитать «Литературную Россию», или Поляков-пресс «Литгазету», там они в полный рост и почти на каждой страничке.

Это во-первых. С другой стороны кризис современной литературы не в том, что некому и нечего писать — с этим-то все хорошо, если действительно интересоваться, искать. Кризис в том, что масса предпочитает, если уж и читать, то читать чего-нибудь актуальное. А актуальна у нас только дрянь. В нее-то и вкладываются всяческие финансы, она-то и воспитывает вкусы и представления. Совершенно неважно, какого пошиба эта дрянь — «либералистическая» она, или «поцреатическая», или еще какая. Таким образом, актуальная дрянь всегда на виду и, когда господин Русман пытается дознаться, «что ж есть литература наша», он первым делом натыкается на эту дрянь, и если она «либералистическая», он расстраивается и придумывает конкурс, если она «поцреатическая», то он тоже отменяет свои поездки на Карибы и дает поцреоту денежку; между тем, дрянь остается дрянью, а заниматься настоящей литературой, господа, воспитанные, видимо, по каким-то другим правилам, вряд ли будут. И не надо! От имени литературы, да простят меня всяческие прекрасные писатели и поэты, заявляю: — У нас все хорошо! Не мешайте!

Конечно, надо бы промолчать и все такое. Чего, собственно говоря, занудствовать. Никогда никакая дрянь настоящей литературе не мешала. Однако дряни очень много и она застилает глаза — и потому обидно.

Литература настоящая, русская, прекрасная, глубокая, духовная и т.д. и т.п. сейчас существует и существует вполне — без всякой помощи. Другое дело, что «добраться» до нее могут лишь немногие, как правило, колесо останавливается на знакомых знакомых самих писателей и поэтов. На критиках, специалистах, филологах. Тех, кто посещает какие-нибудь московские вечера и тянет книжки с презентаций. Книги этих самых писателей и поэтов издаются в маленьких тиражах и продаются в каких-нибудь специальных магазинах, которых, может быть, двадцать во всей России при том, что шестнадцать расположены в Москве и Петербурге. Был даже случай, я слышал, в Китае издали антологию современной русской поэзии — тиражом в 200 тыс., а то и больше (в переводах, разумеется) — то есть, теоретически Китай знает наших поэтов много лучше, чем мы сами. Вот, это первый негативный фактор. Второй еще страшнее. У него много веточек — всяческие литературные фонды, правительственные программы по образованию и облитературиванию все только портят. Что касается регулирования общественного вкуса: Эти дурацкие серии «библиотека поэта», где стихи складываются мусором по ящичкам, где редактора со своим плохим вкусом выбирают только «самое лучше» из творчества тех или иных. Это акцентирование на какой-то абстрактной «традиции», когда из истории литературы выдирается десять имен — и те, будто бы составляют собой всё. Это намеренное оплощение писателей/поэтов с помощью так называемого кинематографа — ну, сериальчики «Есенин», «Тихий дон», «Мастер и Маргарита» и т.д.. Что касается регулирования современной литературки: не говоря уже о коммерческом мусоре, с которым и так все понятно, это создание образа другой, как бы некоммерческой литературки, где постепенно, по крупицам формируется все та же безблагодатная дрянь (ну, какой-нибудь Захар Прилепин) — такая литература сугубо непрофессиональна и нежива, делается по четким каркасам, заданным стереотипами этакого среднего фастфудчеловека — и кроме такой литературы в больших магазинах и в телевизорах мы ничего не увидим. То есть второй негативный фактор в том, что финансируется только дрянь и в авангард выдвигается только дрянь — что мотивировано якобы вкусами народа, что, собственно, по большому счету и формирует эти странные вкусы.

(есть еще противоречие — можно негодовать, что нормальные поэты выпускаются мелкими тиражами и выступают в клубах на двадцать-тридцать человек и, что о них почти никто не знает, но с другой стороны — устраивать из этого евтуховский гала-балаган — получится гала-балаган)

Так вот мое «конструктивное предложение» — не нужно «помогать» литературе, которая сама с собой справляется, нужно менять систему, не позволяющую настоящей литературе добираться до людей. Как это сделать — я не знаю. Тот, кто занимается литературой — делает свое дело, а всякие революции должен делать кто-то другой, к этому более «приспособленный».

Автор: Марк Кирдань.


Fatal error: Can't use function return value in write context in /home/prediger/articles.prediger.ru/docs/wp-content/themes/book-rev-lite/templates/bookrev_review_wrap_up_template.php on line 71